ISBN: 978-5-367-01765-6
Внешнее покрытие издания: в пер.
Тираж издания: 3000
Фамилия автора в заголовке: Павич
Инициалы автора (личного имени (имен)): М.
Код отношений (роль соавтора в издании): 070 Автор
Основное заглавие: Бумажный театр
Сведения, относящиеся к заглавию: Роман-антология, или Современный мировой рассказ
Первые сведения об ответственности: М. Павич
Последующие сведения об ответственности: [пер. с серб. Л. Савельевой]
Место издания: Санкт-Петербург
Издатель: Амфора
Дата издания: 2011
Объем издания (количество страниц): 287
Высота, см.: 21
Определитель УДК: =161.1-31
Полная форма имени (имен) и отчества: Милорад
Индекс УДК: 821.163.41
Статус записи (Тип информации): В наличии
Суперобложка: v
Ширина, см: 13,5
Толщина, см: 2
Вес в граммах: 330
Индекс ББК: 84(4С)
Артикул: 2203855
Аннотация:

В романе "Бумажный театр", в этой своеобразной антологии современного мирового рассказа, читатель обнаружит тридцать восемь рассказов, а также биобиблиографические сведения об авторах этих текстов, каждый из которых представляет какую-нибудь одну национальную литературу. Всех этих писателей и сведения о них выдумал Милорад Павич. Он же написал и все тридцать восемь рассказов. Роман как единое целое держат, по мнению Павича, две вещи - сквозная тема и личность автора. Этого в XXI веке для романа достаточно. В этой книге сквозной темой стал современный мировой рассказ, а автор своей творческой волей объединил все это многоцветье сюжетов и стилей под одной обложкой. Мой писательский опыт на границе двух тысячелетий свидетельствует о том, что меня по-разному называли еще при жизни. Мои книги получили разные имена и на англоязычном Западе, и в Германии: "электронный писатель, интерактивная литература, нелинейное повествование, постмодернизм". Во Франции и в Испании я был назван "первым писателем XXI века", а теоретики современной литературы этих стран причислили меня к la litterature a contrainte, то есть к тем авторам прошлого и настоящего, которые прокладывают собственную колею и открывают дорогу новому литературному будущему. В России мои книги отнесли к "постгуттенберговскому миру" и охарактеризовали как "магический концептуализм".

Читайте также: